Брат главы Подмосковья продаст долю в крупнейшем добытчике минтая

Фото: Юрий Смитюк / ТАСС

Бизнесмен Глеб Франк станет контролирующим акционером Русской рыбопромышленной компании (РРПК) после выкупа доли Максима Воробьева, говорится в сообщении РРПК. Детальные условия сделки между совладельцами, которая еще должна получить одобрение Федеральной антимонопольной службы, в компании не раскрывают. В ФАС не смогли оперативно уточнить, получили ли соответствующее ходатайство.

«Участники соглашения отмечают, что сделка реализовывается на рыночных и взаимовыгодных условиях», — говорится в сообщении компании. Уточняется, что в рамках сделки Франк получит доли в других компаниях группы РРПК.

В совместном владении Воробьева и Франка, в частности, находятся «дочки» РРПК — ООО «РМД Северо-Запад», «РМД ЮВА 1», «РМД ЮВА», «РМД — зарубежные инвестиции», а также ООО «Примкраб», которое занимается управлением финансово-промышленными группами.

По данным СПАРК, доля Глеба Франка в капитале РРПК до сделки составляла 45,25%, Максима Воробьева — 44,7%. Владелец еще 5,48% — Андрей Тетеркин, генеральный директор компании; оставшиеся 4,57% принадлежат ООО «РМД ЮВА» — дочерней структуре РРПК. Таким образом, после сделки Франку будет принадлежать в РРПК 89,95%.

Родственные совладельцы

Глеб Франк — сын гендиректора судоходной компании «Совкомфлот» Сергея Франка, бывшего министра транспорта. Он женат на дочери бизнесмена Геннадия Тимченко Ксении (14-е место в рейтинге Forbes богатейших женщин России за 2017 год с состоянием $200 млн). Для Глеба Франка рыбный бизнес — основной; помимо РРПК ему также принадлежат 100% ООО «Инфо-Норд холдинг» (вложения в ценные бумаги), 100% ООО «Роквелл капитал» (консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления).

Максим Воробьев — брат губернатора Московской области Андрея Воробьева. Ему принадлежит 47,8% акций крупнейшего производителя аквакультурной форели и лосося «Русская аквакультура». Также является совладельцем девелоперской компании «Самолет ЛО», ООО «СПБР-Инвест» (консультирование по вопросам коммерческой деятельности и управления) и ООО ТД «Надеко» (оптовая торговля черными металлами в первичных формах).

Короли минтая

«Мы с Максимом создавали РРПК семь лет назад и вместе прошли непростой путь к лидерским позициям компании на российском рынке», — приводятся в сообщении слова Франка. Будущими задачами компании он называет модернизацию флота, поиск новых каналов сбыта, расширение географии деятельности.

Франк и Воробьев — давние партнеры по рыбному бизнесу. Для Максима Воробьева он начался с ГК «Русское море», которую он основал вместе с братом Андреем, ныне губернатором Подмосковья. Компания занималась поставкой охлажденной и свежезамороженной рыбы, а также аквакультурным выращиванием красной рыбы. В 2011 году акционером группы стал фонд Volga Resources Геннадия Тимченко. Три года спустя Тимченко продал долю в «Русском море» своему зятю — Глебу Франку. В 2015 году владельцы «Русского моря» решили сосредоточиться на производстве аквакультурной рыбы, и компания была преобразована в «Русскую аквакультуру». В 2016 году Франк вышел из состава акционеров «Русской аквакультуры», продав свои 37,1% акций. Сейчас Максим Воробьев — крупнейший акционер компании с долей 47,85%.

Одновременно со сделкой с Volga Resources, в том же 2011 году, Франк и Воробьев основали новую компанию для добычи рыбы на Дальнем Востоке — «Русское море — добыча». Бизнесмены начали активно консолидировать рыбодобывающие активы в регионе. Основные приобретения были сделаны в 2013 году, когда в состав компании вошли крупные рыбодобывающие компании ОАО «Турниф», ЗАО «Интрарос», ООО «Востокрыбпром» и ООО «Совгаваньрыба». В ноябре 2014 года «Русское море — добыча» приобрела еще два актива — ООО «Имлан» и ООО «Пелагиаль» — и сменила название, став Русской рыбопромышленной компанией.

Сейчас РРПК — крупнейший, по ее данным, добытчик минтая в России. По итогам 2016 года компания произвела 195,2 тыс. т готовой продукции и освоила 97% квоты (вылов водных биоресурсов составил 280,2 тыс. т). Вылов минтая составил 222,5 тыс. т, сельди — 44,7 тыс. т, лемонемы — 6,1 тыс. т. В 2017 году РРПК выловила 320 тыс. т​ рыбы и морепродуктов, в том числе примерно 226 тыс. т минтая (всего в прошлом году было добыто 1,7 млн т минтая).

По данным СПАРК, в 2016 году выручка РРПК составила 978 млн руб., чистая прибыль — 807,7 млн руб. по сравнению с чистым убытком 2 млрд руб. годом ранее. Результаты за 2017 год пока не опубликованы, уточнил представитель компании.

Краб раздора

Представитель РРПК не смог прокомментировать причины продажи Максимом Воробьевым его пакета акций. Два источника РБК, знакомых с ситуацией, утверждают, что у Франка и Воробьева всегда были расхождения в методах работы и путях развития рыбного бизнеса.

«Последней каплей» мог стать недавний скандал вокруг возможного перераспределения квот на вылов краба, после которого они «окончательно решили разделить зоны ответственности», предполагает один из собеседников РБК. «В конечном итоге «крабовое письмо» вышло от одного акционера без уведомления другого и руководства компании», — говорит он.

Скандал, в связи с которым активно упоминалась РРПК, начался осенью прошлого года. На имя президента Владимира Путина было направлено письмо с предложением пересмотреть действующий механизм распределения квот на вылов краба и вернуться к практике продажи квот через аукционы. Рассмотреть это предложение президент поручил своему помощнику Андрею Белоусову.

Авторы письма не назывались, но, по данным источников «Коммерсанта», инициатива могла исходить от РРПК, нового игрока крабового рынка. В 2017 году компания вышла на него, получив права на добычу более чем 2,4 тыс. т краба. При этом гендиректор РРПК Андрей Тетеркин опровергал РБК причастность к письму на имя президента.

Квоты на добычу краба распределяли через аукционы в начале 2000-х годов, но в 2004 году правительство отменило эту практику из-за начавшегося в отрасли кризиса. Сейчас квоты на вылов краба закрепляются за предприятиями на 15 лет по «историческому принципу» на основании прошедших в 2000–2003 годах аукционов. Глава Росрыболовства Илья Шестаков заявлял РБК, что аукционы «имеют определенные плюсы», но эта инициатива вызвала резкие протесты рыбной отрасли. В случае возвращения к крабовым аукционам ряд рыбопромышленных предприятий ждет дефолт и под угрозу будут поставлены уже заключенные контракты на строительство рыбопромысловых судов на российских верфях, писал президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин в письме Белоусову. О рисках возврата к крабовым аукционам предупреждал в декабре прошлого года и Сбербанк, который финансирует проекты рыбодобывающей отрасли на $1 млрд.

В конце декабря стало известно, что обсуждается новый компромиссный вариант распределения квот на добычу краба, который предложила РРПК. Согласно этому предложению 40% квот должно разыгрываться на аукционах, 40% — распределяться по «историческому принципу», 20% — передаваться инвесторам под «инвестиционные квоты» (предоставляются в обмен на обязательство строительства судов на российских верфях). В феврале 2017 года вице-премьер Аркадий Дворкович заявлял, что правительство не обсуждает отказ от действующего механизма распределения квот, но не исключает распределения небольшой части квот через крабовые аукционы.

Авторы:
Андрей Гатинский, Елена Сухорукова, Наталья Новопашина.

Источник